Заходите на Блог сайта и вы найдёте много интересного
 
 
««Главная»»
 

Киев во времена Второй Мировой войны 1941-1945

Киев во времена Второй Мировой войны 1941-1945


Пылает Киев от фашистских захватчиков

Самой короткой в году была та ночь с 21 на 22 июня 1941 года. В 4.00 со стороны границы начал нарастать глухой низкий звук. Где-то там, у рубежей нашей Родины, ухнули фашистские гаубицы, и танки с белыми крестами двинулись в сторону рассвета, фашистские армады шли на СССР со строгим расчетом: дивизия на каждые три-четыре километра. Но Киев еще ничего этого не знал.
Воскресное утро выдалось безветренное и солнечное. Однако уже с самого раннего часа киевляне обратили внимание на то, что над окраинами города кружат какие-то самолеты. Из-под ладоней с тревогой всматриваясь в аэропланные виражи, люди гадали: «Учения? Маневры? Или?..». Немыслимо было даже про себя произнести то страшное и единственное слово, которое могло стоять за этим вопросительным «или».
В полдень, предчувствуя беду, Киев замер: графит- но-черные репродукторы требовали внимания всей страны, всего народа... Это была война... Гитлеровская Германия вероломно напала на Страну Советов...
Страшное слово обрушилось на притихшие улицы, на плечи зданий, на опустевшие парки...
У райвоенкоматов выросли нескончаемые очереди: в первые же часы было зарегистрировано 72 600 военнообязанных и добровольцев.
Уходили на фронт рабочие, учителя, врачи, артисты, поэты, спортсмены, бухгалтеры, строители и футболисты. И кто бы мог предположить тогда, что ближайшим матчем, который состоится в Киеве, будет матч за достоинство, славу и честь Родины — на стадионе «Старт», и что в нем будут участвовать те из членов команды киевского «Динамо», кто не успел уйти на фронт, что судить матч между нашими динамовцами в красных футболках и командой фашистских асов будет гестаповец, а счет матча будет 5 :3 в нашу пользу, и что после встречи всех советских футболистов увезут в концлагерь на Сырце!
Но все это еще только предстояло пережить. А пока что собирались киевляне, все те, кто стремился как можно скорее взять в руки боевое оружие. В первые же дни войны в ряды советских войск вступило 200 000 киевлян.


Киев готовился к обороне... Каждая улица, каждая площадь превращались в крепость

Еше 200 000 киевлян были заняты на оборонительных работах в городе и на подступах к нему.
Между тем фашисты педантично и скрупулезно планировали свои действия. Украину они хотели сделать одной из германских колоний, ее жителей предполагалось впредь именовать «туземцами». Намечалось в качестве даровой рабочей силы вывезти с Украины 31 000 000 человек. Предполагалось участие в сельскохозяйственных работах бригад из детей в возрасте от 9 до 14 лет...
Но оккупанты не думали, что на пути гитлеровских армий встанут неприступные бастионы, о которые разобьются их бронированные орды.


К Киеву подтягивались воинские резервы

К 8-му июля 1941 года Киевский укрепленный район был приведен в полную боевую готовность.
В начале августа войска, оборонявшие укрепленный район Киева, были объединены в 37-ю армию.
Отборнейшие гитлеровские дивизии, вооруженные 400 танками, 5500 артиллерийскими орудиями и минометами, свыше 700 самолетами, обрушились на город. Триста постов воздушного наблюдения, триста зенитных пушек, 96 прожекторов и около сотни аэростатов защищали киевское небо.
В строгом соответствии с планом эвакуации из города выезжали предприятия, заводы, вузы, театры, музеи... Готовилось и разрабатывало план действий будущее киевское подполье...
...Гитлеровцы заняли Пирогово, село Мышеловку и ворвались в Голосеевский лес.


На подступах к Киеву сооружались оборонительные рубежи, рылись противотанковые рвы

На защиту города поднялись отряды народного ополчения. В одном лишь Московском районе к началу августа в ополчение вступило более трех с половиной тысяч человек. Комендантом города был назначен полковник Мажирин — командир 4-й дивизии НКВД, охранявшей важные тыловые объекты. Он должен был выполнить особое задание — уничтожить мосты через Днепр.
Над Киевом полыхало зарево. Сквозь черный дым на мгновение становились отчетливо видны у Днепра молчаливые скопления машин и повозок с беженцами. Лучи прожекторов скрещивались в клубящейся тьме. Брызги раскаленных осколков, шипя угасали в черной листве деревьев, во вспоротой огненными перехлестами днепровской воде. Осколки вызванивали по брусчатке, по дребезжащим крышам...
..Враги уже были в Жулянах, Святошине, в районе Виты Почтовой...
До последнего патрона бились с врагами защитники города.
В ночь на 19-е сентября Ставкой Верховного Главнокомандования было принято решение оставить Киев...


Фашистские стервятники под покровом ночи обрушивали на Киев тысячи бомб

Военный Совет Юго-Западного фронта отводил на левый берег Днепра части нашей армии.
Киев вскинул в горькой муке тонкие руки своих мостов. И, словно обессиленные, разорванные погрузились они в днепровскую воду...
Не пряча слез, не стыдясь их, оглядываясь назад, уходили от Днепра саперы.
Догорали на Подоле дома. Пепельные кострища скверов чадили угаром. Дымились вдоль обочин истерзанные «эмки». Воздух был пропитан запахом взрывчатки, сгоревшего мазута, раскаленной жести, паленой резины...


Старики и дети покидали Киев

...Киев жил теперь по особым законам войны, конспирации и сопротивления.
Начал действовать подпольный обком, было создано одиннадцать партизанских отрядов, которые насчитывали более 4400 человек. Гитлеровские фолькскоменданты, штадтскомиссары, ландвирты, ортскоменданты, гестаповцы, жандармерия, полиция, рейхсгебитс-генерал и прочие «шефы» принялись за наведение «нового порядка».
На улицах и площадях Киева появились таблички с немецкими названиями.
То в одном, то в другом районе города появлялись наспех сколоченные виселицы, людей, казненных на них, власти не разрешали хоронить. Перекрестки улиц, стены домов пестрели фашистскими приказами, объявлениями, сообщениями. Сами того не понимая, фашисты сообщали в них о том, что Киев жив и борется! Оккупанты подвергали киевлян жесточайшим лишениям, стремясь сломить их дух, волю к сопротивлению. В городе начался голод. Машина оккупационного режима действовала с неумолимой жестокостью.


Гитлеровцы погубили до 200 тысяч людей

Утром 22 сентября 1941 года оккупанты вывезли в район Бабьего Яра более сорока грузовиков с людьми. По свидетельству очевидцев, «людей заставляли раздеваться, приказывали им бежать вдоль яра и расстреливали бежавших из автоматов и пулеметов». Всего в Бабьем Яру было погублено около ста тысяч человек.


Ежедневно фашисты насильно увозили в рабство людей

Через весь город военнопленных бойцов и командиров Советской Армии гнали раздетыми, босиком в лютый мороз в Сырецкий лагерь. Там в специально построенной печи оккупанты сжигали партизан.
Ежедневно в Германию уходили поезда с «людским материалом», как цинично называли оккупанты насильно увозимых в рабство советских людей Шли ко дну груженные зерном фашистские баржи, взлетали на воздух грузовики, взрывались паровозы, рушились мосты, бесследно исчезали немецкие часовые, офицеры... 350 подпольных групп и 54 партизанских отряда Украины, связанных воедино, представляли могучую силу, наносившую палачам бесчисленные удары в тылу, срывая их планы порабощения и уничтожения жителей.


За Украину

Во имя священной мести захватчикам украинские партизаны казнили 30 716 гитлеровцев и их приспешников, пустили под откос 259 железнодорожных эшелонов. Разгромили 103 немецких гарнизона. Совершили нападения на 249 полицейских комендатур. Уничтожили 333 склада боеприпасов. Разгромили 282 районных сельских управы оккупационного режима.
Советское правительство высоко оценило подвиг героев Киевского подполья, присвоив отличившимся участникам борьбы звание Героя Советского Союза и наградив 1317 человек орденами и медалями...
Священная война подняла и мобилизовала все силы советского народа. Поражение фашистских войск под Москвой, разгром под Сталинградом, битва на Курской дуге всему миру явили мощь Страны Советов.
И на нашу улицу пришел праздник!
Ставка Верховного Главнокомандования отдала приказ о начале общего наступления Советской Армии на всем протяжении фронта! Перед войсками стояла задача: освободить Левобережную Украину, освободить Донбасс, освободить Киев!


Пехотные подразделения вплотную подошли к Днепру

Войска Центрального, Степного и Воронежского фронтов должны были во взаимодействии расчленить армии противника, создать угрозу его группировке в Донбассе, выйти к Днепру. Все операции командующих фронтами — К. К. Рокоссовского, И. С. Конева и Н. ф. Ватутина были разработаны с учетом сил и возможностей партизанских соединений и отрядов Украины.
Между тем в частях и подразделениях Советской Армии шла интенсивная подготовка к наступлению. Армейские газеты, такие как фронтовая «За счастье Родины», помещали статьи о маневре в лесах, о том, как сооружать переправы...
Генштаб Советской Армии издал «Наставление по форсированию рек», а Инженерное управление выпустило специальную «Памятку бойца о переправах».
Политработники частей и соединений зачитывали воинам директиву Ставки от 9 сентября 1943 года. За форсирование Днепра и других крупных водных преград и закрепление на занятых плацдармах Ставка приказывала: особо отличившихся воинов представлять к присвоению звания Героя Советского Союза.
...Два года минуло с того дня, когда 19 сентября 1941 года, после 74 дней обороны, был оставлен Киев. Прошли два года, трудных и долгих, незабываемых и полных смертельного горя, крови, страданий и борьбы...


Пулемётчики

И вот в ночь на 20 сентября 1943 года наши гвардейцы-танкисты, пехота, артиллерия и авиация пошли в наступление, преследуя и уничтожая отступающего противника. К исходу дня 21 сентября передовые советские части, преодолев 200-километровый путь, вырвались к Днепру.
Сюда, к Днепру, Советская Армия вернулась уже не та, что была два года назад! Люди пришли, опаленные огнем невиданных сражений, выстоявшие в жарких поединках.
...Необходимо было во что бы то ни стало, не давая противнику передышки, форсировать Днепр.
В час ночи, когда глубоким сном, казалось, уснула сама земля, издерганная боями, измученная грохотом бомбежек и обстрелов, наши войска начали переправу... Советские воины проявляли массовый героизм. Всему фронту стали известны имена героев битвы за Днепр — комсомольцев Г. Балаяна, В. Сысолятина, Н. Петухова, В. Иванова и И. Семенова, гвардии рядо вого В. Голубцова, автоматчика В. Хабарова, танкиста М. Лагуновой, медсестры М. Щербатенко и многих других. Огромную роль в освобождении Киева и всего правого берега Днепра сыграл Букринский плацдарм.
Маршал Советского Союза И. И. Якубовский вспоминает: «...командующий фронтом 22 сентября приказал: войскам 40-й и 47-й армий не позднее 26 сен-тября выйти на рубеж Юшки, Сенявка, Хмельна; 3-й гвардейской танковой армии — выполнять ранее поставленную задачу и развивать наступление на Белую Церковь; 37-й армии — форсировать Днепр и Ирпень севернее Киева и к 27 сентября овладеть рубежом Демидово, Приорки. Войскам левого крыла фронта — 52-й и 4-й гвардейским армиям... во взаимодействии со Степным фронтом... выйти к Днепру в районе Черкасс...
...тогда мы воевали на землях Приднепровья, где за долгие века отгремели многие и многие битвы, в которых прославились богатыри России, Украины, Белоруссии. Память о былом хранят здесь села и города. Они запечатлены даже в их названиях...»


Наши бойцы прорывали вражеские редуты

Гитлеровские войска отступали, взрывая за собой переправы, мосты, сжигая деревни и села.
В сложнейших условиях в тылу врага действовали советские десантники. Им помогали партизаны из отряда «Бати», партизаны Каневского и Черкасского районов. 25 переправ на Припяти, Десне, на Днепре захватили и удерживали до подхода советских войск партизаны, своими силами освободившие от фашистов несколько районов.
На подступах к Киеву соединения 37-й армии вели тяжелые бои с противником.
«У Лютежа сосредоточено было 2000 орудий, 500 установок реактивной артиллерии. На один километр фронта приходилось 320 орудий и минометов»,— рассказывает Маршал Советского Союза К. С. Москаленко.


В бою за освобождение Киева

Казалось, что вся страна пришла сюда, чтобы освободить столицу Украины.
Рыбаки, окрестные крестьяне, лесосплавщики, старики-матросы, женщины, умевшие управляться с челнами- долбенками,— кто только не помогал в те дни на переправе. За успешное форсирование Днепра 200 солдатам и офицерам всех родов войск было присвоено звание Героя Советского Союза.
Многие дивизии и подразделения Советской Армии стали называться Киевскими.
Бойцы, преодолевая огромные трудности, беспрерывным потоком переправлялись на правый берег реки.
Отражая контратаки танков и пехоты противника, поддерживаемых авиацией, они захватывали новые плацдармы.


Жестокие бои шли за каждый дом, за каждую улицу

За участие в освобождении Киева орденом Суворова II степени была награждена 1-я Отдельная чехословацкая бригада Людвига Свободы. За Киев бригада сражалась так, как если бы это была далекая родная Прага или Братислава...
К концу сентября Днепр был форсирован на многие километры севернее и южнее Киева.
Чтобы помочь основным нашим войскам овладеть Киевом, 5-й гвардейский танковый корпус генерал- лейтенанта А. Кравченко форсировал реку Десну. Впервые в практике вождения танковых войск боевые машины должны были преодолеть водную преграду вброд, а не по наведенным понтонам, на прокладку которых ушло бы 10 драгоценных суток. Все отверстия и люки в танках были задраяны, как на кораблях в штормовую погоду, на выхлопные трубы надеты специальные насадки, оптические приборы обвязаны и закрыты резиной и брезентом, пушки заглушены особыми козырьками.
Дно реки разведывали сержанты — комсомольцы С. Кривенко и И. Горбунов. Ныряли в ледяную воду, буквально кончиками пальцев прощупывали в илистой воде каждый клочок предстоящего пути.
Ставка приняла решение сосредоточить управление всеми войсками, действовавшими на киевском направлении, в одних руках. Ответственность за перегруппировку войск была возложена на генерал-полковника А. А. Гречко.
Время поджимало. Все передвижения войск необходимо было проводить только ночью: вражеская авиация подвергала жесточайшим налетам все возведенные через реку переправы. За мужество и отвагу, проявленные в этих боях, был удостоен звания Героя Советского Союза будущий космонавт Георгий Береговой. Трижды враги поджигали его самолет, трижды командование части считало его погибшим, но он всякий раз дотягивал горящую машину до аэродрома, чтобы снова и снова подняться с боевым грузом в небо...


Бои среди развалин Киева

Стремясь спасти город от варварского разрушения фашистами, командующий фронтом усилил ударную группировку боевыми частями, и войска устремились в центр Киева...
Гвардии старшина Н. Шелуденко на своем краснозвездном танке прорвался на Крещатик.
Он мстил врагам за погибшего брата, мстил за сожженное родное село, за слезы матери, за оскверненный врагами Киев. Он погиб на площади Калинина(площадь Независимости). На площади, среди горящих руин, его и похоронили боевые друзья. Посмертно Н. Шелуденко было присвоено звание Героя Советского Союза. Позже его могила была перенесена в парк Вечной Славы, туда, где спят вечным сном те, кто отдал жизнь за освобождение украинской столицы.


6 ноября 1943 года город был освобождён от фашистских захватчиков

...В ночь с пятого на шестое ноября 1943 года короткими перебежками, пересекая пылающие улицы, заваленные дымящимися обломками, отважная семерка, группа разведчиков под командованием капитана Н. П. Андреева, пробиралась к зданию ЦК КП(б)У. Разведчики видели: гитлеровцы тянут за собой обозы с награбленным добром, минируют перекрестки. Но в бой разведчики не вступали. У них было особое задание. Они должны были поднять на здании ЦК красный флаг. Один из них прятал на груди под гимнастеркой тонкий шелковый шарф. Его дала бойцам киевлянка Галина Кривенко.


Женщина, обнявшая героя-освободителя

Когда над огромным зданием, высившемся на стремительной круче, на фоне багряного неба призывно затрепетал алый стяг, киевляне и бойцы-освободители торжествовали: город снова наш, украинский!
...Осенью 1965 года городу-герою Киеву, ранее награжденному орденом Ленина, за боевой подвиг в Великой Отечественной войне была вручена медаль «Золотая Звезда». Когда разноцветные букеты салюта взлетали к небу и по Крещатику струилась река праздничных огней, киевляне с благодарностью вспоминали о тысячах воинов, отдавших жизни за их древний город.
Наши войска продвигались в ожесточенных сражениях все дальше на запад. Но в районе Корсунь-Шевченковского оставались свыше десятка немецких дивизий, несколько танковых батальонов и много орудий. Группировка клином разъединяла наши фронты. Было решено окружить и разгромить фашистов.
В районе Звенигородки, навстречу друг другу, двинулись танковые части Первого и Второго Украинских фронтов. С воздуха их прикрывали 2-я и 5-я воздушные армии. 80 ООО солдат и офицеров, 250 танков, свыше 2000 орудий противника оказались отрезанными от основных сил. Врагу предъявили ультиматум. Сложить оружие гитлеровцы отказались, надеясь прорваться к своим.
На прорыв они пошли ночью. Солдатам выдали по двойной порции водки. Разрешили съесть неприкосновенный запас. Приказано было оставить личные веши, орудия и автомашины. Впереди шли отъявленные головорезы дивизии «Викинг».


Танки уходили на Запад, преследуя отступающего противника

Гитлеровцев встретили советские танки. За ними в тусклом мареве дрожащей снежной мглы неслась советская конница. Киев... Киев... Рельсы, торчащие из-под руин и уходящие в руины. Зияющая чернота университетских аудиторий. Пустые коробки домов. И над всем этим в звенящей тишине — сжимающие сердце звуки: перезвон бандуры — позывные украинского радио!.. Когда схлынули первые радости долгожданного освобождения, наступила пора осмотреться по сторонам... подсчитать потери... ...Да-а-а... Это был Киев... Но что с ним сделали враги!
В грудах развалин лежал Крещатик. Разбита улица Свердлова(ул.Прорезная)... Тускло поблескивали меж завалов трамвайные пути...


Жители возвращались в Киев

В груды камня, металла и стекла была превращена площадь Калинина.
Не было ни консерватории, ни цирка, ни театра Красной Армии, ни ТЮЗа. Не было зданий Академии наук, Университета, Мединститута...
В руинах Киево-Печерской Лавры под открытым небом — остатки бесценных фресок.
Не было сооруженного без малого тысячу лет назад Успенского собора!..
Редчайшие образцы персидской, абиссинской, китайской письменности, русские и украинские летописи, первые экземпляры книг, напечатанных русским первопечатником Иваном Федоровым, издания произведений Шевченко, Мицкевича, Ивана Франко вывезли фашисты из библиотек Академии наук УССР.
Из музеев отправлены в Берлин этюды и портреты, написанные Репиным, полотна Верещагина, Федотова, Ге, скульптуры Антокольского...
Из 150 школ 77 оккупанты заняли под казармы, 9 — под склады и мастерские, 8 — под конюшни. При отступлении успели взорвать 140 школ. Расхитили из библиотек города 4 ООО ООО томов книг.
Из Софийского собора украли 14 фресок XII века и вывезли драгоценную утварь.
Ценнейшие экспонаты Украинского музея переправлялись в Германию просто как «текстиль всех сортов», как «набор ценных образцов шитья». Городская комендатура вывозила из Киева в октябре 1943 года оборудование фабрик, заводов.
...Позже, в Нюрнберге, во время суда над военными преступниками, главный обвинитель от СССР Р. А. Руденко представил суду письменные показания взятого в плен в районе Моздока обер-штурмфюрера СС. Эсесовец писал, что рота «специального формирования», в которой он находился в Киеве, вывезла в Германию все оборудование, все научные материалы и лаборатории медицинского научно-исследовательского института.
Ежедневно в Германию уходили поезда с «людским материалом», как цинично называли оккупанты насильно увозимых в рабство советских людей. Из почти миллионного населения Киева в городе теперь осталось около 180 ООО человек. Предстояло жить. Предстояло залечивать раны.
Предстояло трудиться.


Мы отстроим тебя наш Родной Киев

Надо было заново поднимать из руин древний Киев.
Киев, столица Украины, был освобожден от немецко-фашистских захватчиков в ночь на 6 ноября. А уже утром следующего дня в городе начались восстановительные работы. Не было воды. Не было света. Не было хлеба. Не было топлива...
Но самой насущной проблемой была связь со всей страной.
Нужны были, прежде всего, мосты через Днепр. Их приходилось строить заново..
На сооружение моста в районе Дарницы командующий фронтом генерал Н. ф. Ватутин отвел всего лишь 20 дней. Ежедневно строить мосты выходили к Днепру 2 500 человек. Работали по 12 часов в две смены. Мост, длиною в 1059 метров, построили за 13 суток!
В Киеве было полностью разрушено 42 процента жилья.
Было уничтожено и выведено из строя свыше 800 предприятий.
Сто тысяч киевлян оккупанты угнали в фашистскую Германию.
В эти трудные дни киевляне написали русскому народу замечательное письмо: «...в освобожденном от немецкой неволи Киеве— от всего сердца славим вечную дружбу и союз бессмертных народов — русского и украинского... Всенародно клянемся крепить этот священный союз. И клятву свою завещаем детям нашим, нашим потомкам на веки веков». «Благожелатели» на Западе пророчили Киеву многие десятилетия, чтобы подняться из руин, но Киеву понадобилось восемь лет, чтобы залечить раны, нанесенные войной. Возвращались из эвакуации предприятия, институты и театры. Все. кто нашел убежище в тяжкие дни войны на востоке страны, в других братских республиках, могли теперь снова жить и трудиться в родном городе.

 
© Copyright 2011 gorod-kiev.com